Лекция "Что такое гомеопатия"

Лекция "Что такое гомеопатия"
02.04.2015

В марте в центре состоялась лекция Ольги Игоревны Калитеевской на тему «Что такое гомеопатия». Материал изложен в доступной и увлекательной форме и будет полезен не только специалистам, но всем, кто интересуется методами гомеопатического лечения. Мы приводим лекцию почти целиком.

О гомеопатическом принципе.

Гомеопатия – это терапевтическая система, использующая единый принцип назначения лекарств – принцип подобия. Чему подобия? Поясню на примере. Вы знаете, что различают четыре психотипа: сангвиники, меланхолики, флегматики, холерики. И мы можем каждого человека уподобить какому-то из этих типов. Это упрощенное, приблизительное деление. А гомеопаты находят – и это составляет основной смысл их труда – подобие одному из сотен типов. У гомеопата есть в голове, или в его справочниках, которыми он пользуется, более тысячи типов. Пришли вы полечиться к гомеопату,  и он должен отнести вас к одному из многочисленных типов. Чем точнее он это сделает, тем точнее будет и результат. В этом ключ к решению задачи – отнести пациента к определенному типу. Я еще раз хочу подчеркнуть: гомеопат не назначает лекарство от бронхита или от синусита. Еще он не назначает кровоостанавливающее, или отхаркивающее, или мочегонное средство. Он подбирает препарат конкретному человеку.  

Откуда взялись типы в гомеопатии? Они взяты из наблюдений. Гомеопаты, с самого начала, начиная с Ганемана, все препараты испытывали на себе. И на группах добровольцев. Решили испытать какое-нибудь растение, например, алоэ, и все – гомеопат, его семья, родственники и друзья - принимают алоэ каждый день. И в большей или меньшей степени, раньше или позже у всех проявляются определенные симптомы. На кого-то сильнее подействует, на кого-то слабее, по-разному. Вполне возможно, что на тех, кто постарше, посильнее подействует, а на тех, кто моложе –послабее. На черноглазых – посильнее, на светлоглазых – послабее. На физически крепких – посильнее, на щуплых, субтильных – послабее. И это еще не все… На упорных и настойчивых – посильнее, на мягких и пластичных – послабее… и так далее. Но, так или иначе, симптомы будут сходны, у всех они появятся именно со стороны кишечника. А если у кого-то одного зачешутся уши – я повторюсь, у одного человека – гомеопаты не заинтересуются этим симптомом, и в справочники этот симптом не войдет. Подробное описание симптомов, полученных в результате испытаний, объединяется в справочники. То есть ни один гомеопат ничего не  придумал. Только объективные сведения, полученные в испытаниях. Никаких домыслов, версий, предположений, никаких гипотез, даже и гениальных. Только опыт. На здоровых добровольцах. Ни трупов, ни животных, ни пробирок, ни микроскопов.

За 220 лет существования гомеопатии многими гомеопатами испытаны тысячи разных препаратов, и не по одному разу. На это мы опираемся. Это фактическая наша гомеопатическая база, по-латыни – Материя медика. Так половина наших книг и называется.

Если вы спросите меня: а как подействует на человека то или иное экзотическое вещество, например, баобаб? или… таракан? Я сразу не отвечу. Потому что я не знаю, испытывал его кто-то или нет. Я буду искать информацию о нем в справочнике. Для этого сначала выясню, как он называется по-латыни. Вы думали, что я пошутила, а  на самом-то деле, таракан действительно испытан. Этим препаратом один раз я успешно вылечила пациентку с бронхиальной астмой. Откуда я это взяла – что данной пациентке надо назначить именно этот препарат? Только по симптомам, по тому, что когда-то прежде какими-то гомеопатами было все испытано, все записано, внесено в книги, и я на основании этих фактических данных лекарственный препарат и применила.

То есть получается так: если мы с вами применяем какой-нибудь препарат, например алоэ, то у нас развиваются какие-то симптомы. Мы прекращаем алоэ принимать и симптомы эти уходят, растворяются, исчезают. Если мы заболели, или к нам пришел пациент вот с  такими симптомами, которые были у нас во время принятия алоэ, мы ему и назначим – алоэ. Получается, что мы усиливаем симптомы. У бедного пациента и так, простите, понос, а мы ему не закрепляющее средство даем, а алоэ, от которого мы сами ощущали расстройство кишечника недавно во время испытаний. Мы усиливаем его симптом – зачем? Чтобы довести его до естественного окончания, сопроводить до полного завершения. Мы обращаемся к организму, взываем к его информационной системе, мозгу: «тук-тук, это понос, да пойми же! Напрягись, включи свои защитные механизмы!» Мы этим лекарством обращаем внимание центральных механизмов, механизмов гомеостаза, на  проблему. Он послушно воздействует на какие-то одному ему известные рычаги, и проблема решается – болезнь уходит. В свое оправдание могу сказать, что усиливаем симптом не в три раза, не в два, не на 5%, а на сотую часть процента, а может быть и тысячную. Можете называть это чудом, или мистикой, но налицо медицинский факт: это работает. Независимо от того, нравится кому-то или нет, кто-то находит это научным или нет. Когда я в первый раз прочла или услышала, сама идея у меня вызвала сомнения. Идея, что симптомы нужно усиливать, дабы организм понял, чем он страдает, поднатужился и преодолел. Очень быстро я, однако, оценила ее гениальность. Просто попробовала на себе. И первые же пациенты выразили мне не только благодарность, но восхищение! С помощью гомеопатического принципа получается лечить такие сложные болезни, которыми мне и не снилось всерьез заниматься, когда я работала педиатром в детской больнице. Мне и в голову не пришла бы мысль попытаться вылечить больного с серьезной хронической патологией. Я хочу уточнить: не полечить (это – пожалуйста, мастеров много), а вылечить.

Немного истории.

История гомеопатии началась с открытия Ганеманом принципа подобия. В 1796 году он сделал публикацию на эту тему, а перед этим 6 лет экспериментировал. Гомеопатия старше остеопатии на 80 лет. Можно четко назвать дату рождения гомеопатии – когда Ганеман решил принимать кору хинного дерева и сделал свой гениальный вывод. Почему именно хину? – этого никто не знает. Фармакопея не отличалась тогда большим разнообразием. За сколько-то лет до этого он путешествовал в Африку и болел малярией… видимо подумал, что родить он все равно не сможет (хину всегда применяли при родовых схватках), и малярией уже не заболеет – опыт будет чистым. И он решил просто попринимать, так, для опыта, хину – что будет с ним? А произошло невероятное: вновь вернулись давно забытые приступы малярии. Вот тогда он сделал самый главный вывод своей жизни: почему хиной испокон века лечили малярию. Да потому что сама хина,  если ее просто здоровый человек принимает, вызывает приступы, похожие на малярию. Это был ключевой момент, когда его озарило, и все остальное уже было следствием.

Затем последовал головокружительный успех, к нему отовсюду едут, он всем успешно помогает. Со временем выясняется, что он «отбивает хлеб» у коллег, врачей и аптекарей, которые своими методами всегда лечили и безбедно жили… с ним начинают очень сильно воевать, вставляют палки в колеса, дискредитируют как могут. В конечном итоге ему пришлось переехать в другую страну, в другой город. Он начинал в Лейпциге, потом переехал во Францию.

А потом… потом человечество сделало великие открытия. Открыли микробы с помощью микроскопа, а затем и вирусы, и наступила эра науки и вера в науку... Мир увлекся новыми перспективами. Изобрели пенициллин, казалось, еще немного, и вылечим все болезни… Во всем мире гомеопатия пришла в упадок, потому как не было научного объяснения. (А кое-где гомеопаты и на лесоповалах потрудились, бок о бок с генетиками...)

Но постепенно началось отрезвление, и с 90-х годов гомеопатия переживает второе рождение. 

В 21-м веке кое-что новое появилось в гомеопатии, всякие новые «фишки» и новые веяния. Например, придумали делать лекарства не из обычных растений – ромашки, зверобоя, не из обычных-привычных минеральных веществ, а из недавно синтезированных химических веществ. Или из микробов. Вот взять вирус герпеса, или стрептококк, и сделать из него препарат, благо технологии позволяют. Или, еще забавней, лунный свет. Берется стакан с дистиллированной водой, ставится на открытое место в лунную ночь, в полнолуние, на всю ночь. А утром из этой воды делается препарат. Глупо, надуманно, скажете вы? Ну зачем же так сразу. Возьмем, да и попринимаем, почему бы нет? А вот у половины испытателей и симптомы дружно появились. А если появились, значит, можно использовать в практике.

 Без этих новшеств, конечно, можно работать. А вот без классической гомеопатии нельзя. То есть нововведения появились, а основа осталась старой. Например, я беру книжку по гомеопатии какую-нибудь «древнюю», 19-го века, читаю, и она мне понятна, я нахожу для себя что-то интересное, и новое,  она полностью отвечает всем моим представлениям. То есть по существу за эти 200 лет в гомеопатии ничего не изменилось. Вширь – да, наука расширяется, не только вирус или лунный свет, много чего новенького появилось, не буду раскрывать секреты. Ганеману такого не приходило в голову, он испытывал то, что растет под ногами, растения, всяких мух, пчел, ос. Ввел он, например, чернила каракатицы и, конечно же, змеиные яды. Конечно, минералы. Много препаратов испытано. Но смысл гомеопатический никак не изменился, и, в принципе, без всех этих новых препаратов можно работать. Вы спросите меня: а обратный процесс? много ли препаратов за 220 лет существования гомеопатии исключено из гомеопатической фармакопеи? Может, какие-то препараты плохо работают, дают побочные эффекты, разочаровали гомеопатов? Хотите верьте, хотите нет: ни один. Все, что Ганеман ввел, та же Хина, прекрасно используется и сегодня, к радости наших пациентов.

Способы применения, разные «уровни» работы с гомеопатическими препаратами.

Еще хочу сказать про разные способы применения гомеопатических препаратов. Существуют комплексные гомеопатические препараты: Тонзиллотрен, Сагриппин, Коризалия, Ременс и другие, нередко название говорит само за себя… («ре» – значит вернуть, «менс» – понятно...) Такие лекарства производит, например, фирма Хель, чтобы участковому терапевту было по названию понятно, в какой ситуации назначить. Известно, что например, тот же алоэ действует в первую очередь на кишечник. И можно теоретически взять несколько лекарств, которые действуют на кишечник, смешать, назвать как-нибудь… например «понос-хель», и использовать такой препарат будет не гомеопат, а врач общей практики. Не вникая в суть гомеопатии, доктор сориентируется по названию и назначит комплексный гомеопатический препарат, если он посчитает, что более серьезные фармакологические средства не нужны.  И это тоже будет работать. Если сравнивать, например, только что придуманный нами  понос-хель с эрсефурилом, то я бы выбрала понос-хель. Это безвредно, скорее всего быстро поможет, а может, станет слегка полегче. Но это не настоящая гомеопатия, препарат не подобран конкретному пациенту, и рассчитывать на великолепный эффект «вы знаете, доктор, с животом все хорошо, но еще и бессонница прошла, и зрение улучшилось, и рука перестала болеть» не стоит. Если мы лечим комплексным препаратом, то больших изменений в организме скорее всего не произойдет. Устраним проблему быстро или не очень быстро, безболезненно, без осложнений. Комплексный подход очень простой.

 Термин «аллопатия» ввел Ганеман для обозначения методов «от противного». В аллопатии понос лечат закрепляющими средствами, как нас учили в институте. А гомеопат назначает, как вы уже усвоили, «поносное» средство, но только в очень маленькой дозе, взывая к защитным реакциям организма, восстанавливая обратную связь. Самый простой способ гомеопатического лечения – это комплексные препараты,  которые умеют прописывают врачи общей практики.

Следующий уровень. Можно работать немножечко поточнее. Например, если у человека болит сустав, можно выяснить как следует, какой именно сустав, например, правое колено, открыть справочник и почитать там именно про правое колено. Дальше спросить у пациента, когда оно болит, вечером или днем, от ходьбы, стояния или в покое. Что оно любит, правое колено, – тепло или прохладу, или горячий компресс, или растирание, или приседания, или безветренную погоду… чего только нет в гомеопатических справочниках… и на основании этого выбрать препарат. Это уже будет лучше, чем комплексный вариант. Потому что комплексный – это неточно, пальцем в небо, «сустав-хель». Второй уровень уже будет получше. Человек скажет: спасибо, коленка перестала болеть. Но он опять не скажет: «о, а у меня и бессонница прошла, и видеть я стал лучше», и далее по списку. Второй уровень - полугомеопатия такая, гомеопатия вполсилы. Препарат подбирается не конкретному пациенту, а его болезни. Это неплохо, пациенты довольны.

Высший пилотаж в гомеопатии –  подобрать конституционный препарат. То есть, человек к врачу приходит с коленкой, а врач на коленку не обращает особого внимания. Расспрашивает, как его воспитывали родители, какой у него характер, мерзнет ли он, как спит, как ест, как икает, как потеет. У гомеопата длинная такая работа, кропотливая… какие были отношения с бабушкой… иногда вопросы идут в таком порядке, что пациент изумляется нелогичности: только что спрашивал про пятки и вдруг сразу – про бабушку. Пациент думает «ну и доктор». А на самом деле у гомеопата своя логика, свой ход рассуждений. Когда удается подобрать лекарство по главным симптомам, по его психическому статусу, тут уже результат получается по-настоящему впечатляющий: и коленка проходит, и спит он, и тут и там перестало болеть, и дышать он стал полной грудью, а раньше он вообще не знал, что это такое. Это уже глубокое постижение, проникновение в суть и настоящая гомеопатия.

                   Ни один гомеопат не скажет, что он лечит только комплексными препаратами. А  симптоматически очень многие лечат,  и успешно. Гомеопаты, которые считают себя высшей кастой – это классические гомеопаты, те, которые подбирают конституционное лекарство. Они назначают одно и только одно лекарство в высоком разведении, в редких приемах.

                   Вы спросите меня, как я работаю. Стремлюсь к последнему. Но не всегда идеал бывает достижим. Или скажу так: идеал не всегда бывает достижим сходу, слету. Порой работа идет сложно.  Чувствуешь, что ты где-то близко, но не удается настоящее подобие найти. И вынужден назначать что-то такое близкое к типу и оставлять остальную работу на потом…  Иногда пациент находится в каком-то образе, не в своем. Вспоминаю некую Наташу, это уже давняя история… После очень больших жизненных испытаний она попала к староверам, которые ее, собственно, вернули к жизни. И она очень старалась, она ходила в платке, завязанном по-старинному, на лоб, смотрела строго в пол, отвечала односложно, голос сдавленный. Ну кто бы на моем месте разглядел тип Фосфора – живой, с блестящими глазами,  фонтанирующий эмоциями...  Я честно назначала симптоматические препараты. Она на каждом приеме упорно смотрела в пол, муж сидел рядом и «переводил» то, что она шептала. Однажды в яркий солнечный день она забежала на минуточку, с коротким вопросом, одна. Платок сбился, кудряшки вывалились на лоб, она куда-то очень спешила. На мгновение мелькнули огромные глазищи, синие, смеющиеся, озорные, я спросила, ходила ли она на школьные вечера. Да она их все и организовывала, кто ж еще? Мне стало все понятно. Я взяла рецепт и назначила Фосфор. И после этого она пропала. Появилась нескоро, года через три-четыре… не лечиться, повидаться и поблагодарить. Эти годы она потратила на изучение гомеопатии. В жизни у нее все устроилось, со здоровьем тоже. Букет принесла огромный. Уходя, спросила: «О. И., а скажите, как Вы догадались мне Фосфор тогда назначить?» А глаза хитрые-хитрые!

                Чем больше пациента узнаешь, тем больше шансов  попасть в точку. Особенно, когда уже семья знакома… сначала обратились с ребенком, потом пожаловалась мама, потом бабушка,  дедушка, тут уж глядя на них и молодой ученый папа понял, что если это и шарлатанство, то уж какое-то очень хорошее и симпатичное. Ему понравилось, что он за два часа от гриппа вылечился. Все, доверие установлено. И уже работать намного проще. Иногда одна реплика мужа (или даже взгляд) говорит мне о пациентке больше, чем когда она сама о себе два часа рассказывает. Бывает, получается за секунду подобрать – вот прямо от двери, он еще не вошел, а ты уже слышишь, останется только уточняющие вопросы задать и через пять минут готово решение. А иногда трудно поддается проблема, приходится долго над ней думать, и еще дома сидеть с книжками. Дети говорят: «Мама делает уроки».

Еще примеры из практики.

Интересен случай заочного лечения молодой женщины из Киева. Очень тяжелый случай тромбоцитопенической пурпуры, такого тяжелого течения я за 32 года работы врачом не встречала, даже когда работала в отделении гематологии. Каждый месяц  в реанимации. Цифры тромбоцитов доходили до трех тысяч. (Не до тридцати! До трех!) Принимает очень тяжелые и очень дорогостоящие препараты, придавлена побочными эффектами. Депрессия.

Разговариваем с ней по скайпу. Первый час, второй. Сначала о болезни. Потом о семье. Вынуждена сдавать свою квартиру для покупки лекарств, переехала с мужем и ребенком к родителям, а там брат со своей семьей, тесно, но никуда не деться. Детство обсудили. Сестру, брата. Слушаю, думаю. И везде слышу тему ревности, тихо так, ненавязчиво. Аккуратненько перехожу на невестку, жену брата. Да какое там! тесно, плита одна, ванна одна, как детей купать, так скандал. Но что самое обидное, мама, родная мама принимает сторону этой змеюки!! Стоп, все ясно. Лахезис, змеиный яд. Ревность. А действие змеиного яда какое? Правильно. Несвертываемость крови. Паззл сложился.

Хотите услышать результат? Феерический, какой же еще!

Еще меня спрашивали про сочетания аллопатических и гомеопатических препаратов и вообще сочетаний. Нередко пишут, что нельзя гомеопатическое лечение сочетать с кофе, с мятой, чистить зубы, душиться, мыться ароматическими шампунями, принимать другие лекарства, алкоголь – все нельзя. Я уверена, что 99% этих ограничений излишни. Многие люди принимают препараты годами, на постоянной основе. И вот человек простудился. Неужели Осциллококцин ему нельзя принимать? Можно, и будет прекрасный эффект. Гомеопатическое лечение можно сочетать с аллопатическим. Нередко удается отменить аллопатические препараты, которые человек принимает давно и постоянно, особенно если это ребенок или молодой человек. Это всегда большая удача.

Мои пациенты, а это на 80% молодые мамы, легко усваивают основы гомеопатии и владеют двадцатью – тридцатью препаратами, умеют их применить в нужной ситуации. Упал ли ребенок, поднялась ли температура или возникла внезапно рвота – молодая мама должна вовремя дать нужное лекарство, чтоб  вылечить болезнь сразу. Каждый год я читаю лекции для своих пациентов и учу азам гомеопатии – на простом, симптоматическом уровне.

Сотрудничество гомеопатов и остеопатов.

Это сотрудничество я считаю очень важным и перспективным. Двадцать лет назад, если не больше, я познакомилась с прекрасным доктором, Евгением Алексеевичем Филипповым, мануальным терапевтом, и всегда посылала к нему пациентов, когда видела структуральную проблему – осанка, позвонки, асимметричный таз и другие. Совместный результат был всегда лучше, чем просто гомеопатическое лечение.

Сейчас, познакомившись с остеопатией значительно ближе, я увидела новые перспективы сотрудничества. Оказалось, что и возможности остеопатии несравненно шире и не ограничиваются чисто структуральными проблемами. Остеопат может воздействовать на все органы и системы, приводя их к равновесию. То же делает и гомеопат, но другими средствами. Невероятно, но факт: при правильном гомеопатическом назначении ткани пациента меняются и остеопат видит это своими руками, иногда даже раньше, чем это понимает сам пациент.

Записаться на прием к О.И. Калитеевской: (812)400-1614, 8(968)188-0000

Возврат к списку

© Центр «ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ» 2015

Разработка сайта мед. организации
Крупное Дело